пришлите новость

Казанский доброволец после боя за село Долгенькое: «Я не видел страха в глазах этих парней»

19:26, 20 июня 2022

Наш знакомый Амир, в начале марта поехавший из Казани в одной из первых партий добровольцев, тяжело ранен и лежит в Москве, в одной из больниц, куда привозят тяжелораненых с Украины. По телефону рассказал, что произошло, и как сложилась его «командировка».

Казанский доброволец после боя за село Долгенькое: «Я не видел страха в глазах этих парней»
Фото: kzn.ru

Привезли отряд добровольцев в начале марта в Ростовскую область, какое-то время были в «учебке». Затем уже перекинули на территорию Украины.

Тут Амир (имена всех, о ком рассказывает Амир, в том числе и его самого, изменены по просьбе добровольца, кроме имени Героя России Дамира Шаймарданова, – прим. ред.) впервые услышал «пятисотые», и понял, кто это такие. Все знают понятие «груз 200», силовики – про «Трехсотых», а «Пятисотые» – что ж такое? Оказывается, это те, кто передумал, отказался от контракта и вернулся домой.

– От нашей команды первые «пятисотые» отделились почти сразу, еще в Ростовской области, – резюмирует Амир. – Но их мало было. Вот когда приехали в Изюм, и начали сталкиваться с тем, что происходит там, часть тех, с кем приехали, отказалась от контракта, и потребовала вернуть их назад. Честно, мне бы не хотелось с ними больше общаться.

Среди добровольцев много молодых парней: те, что отслужили срочную, вернулись на гражданку, а когда пришло время – пошли добровольцами на защиту русского населения на территории Луганска и Донбасса. Увидев Амира, были удивлены: «Старый, тебе то куда? Чего дома не сиделось?».

– Смотрю я на них, и понимаю, что ребята должны жить, – вздыхает Амир. – Говорю одному: «Ну, я-то понятно, что здесь делаю. А тебя что принесло? У тебя жена есть, ребенок родился. Жил бы и не тужил, воевать должны мы, у кого уже жизнь прожита. А вам надо детей поднимать, девок любить, родителям помогать». С тех пор никто не спрашивал, поняли ребята, что я неспроста здесь.
Амира сразу зачислили в батальон снайпером. Работал по ночам, днем отсыпался. Счет своим победам – зарубки на прикладе, не вел. Начальству доложит, успешна ли была его засада, и довольно. Хоть и неприятель, к врагу относился с должным уважением – сегодня ты его, а завтра он тебя. За неболтливость и рассудительность вскоре завоевал уважение в отряде.

В тот день, 30 апреля, его подразделение должно было зайти в село Долгенькое (Изюмский район Украины). Оно располагается в стратегически важном месте. Оказалось, что рядом с этим селом ВС Украины разместили крупные части, есть артиллерия и много бронетехники.

– Мы были в одной из первых групп, которая работала конкретно на зачистке этого села, – вспоминает Амир. – Нарвались на засаду. Едва вошли в село, с двух сторон начался обстрел. Стреляли плотно. Ребята падали на глазах. Нас пытался прикрыть танк, но его подбили. Меня ранило, сразу в обе ноги. Подполз ко второму танку, ребята из отряда подтолкнули во время боя, чтобы я, раненый, укрылся за его броней, но механик-водитель начал маневр разворота, и едва не раздавил меня.

Уже в Казани стало известно, что в том подбитом танке находился командир танковой роты, выпускник Казанского танкового училища, уроженец Марий Эл Дамир Шаймарданов. Об этом рассказывал глава республики. За этот бой ему присвоили звание Героя России посмертно. Звезду Героя России его родителям вручал и.о. главы Марий Эл Юрий Зайцев.

Амира выдернули в последний момент, и в этот миг он получил ранение – по танку стреляли из ПТРК Javelin. Зацепило правую руку. Первая попытка эвакуироваться окончилась ничем – Амир не смог добраться до БМП, и она ушла в бой. На вторую БМП его уже закинули ребята из отряда.

– Висел головой вниз, придерживали пацаны, сами раненые, но удержали, – вспоминает Амир. – Винтовку пришлось оставить – одна рука как плеть, ноги не ходят, тащил ее за ремень на одном мизинце. Забираться на БМП в ходе боя было тяжело, вот и отпустил.
Возле Долгенького – несколько лесных массивов, небольшое урочище Плоское, но там – ВС Украины. Вырвались из села, добрались до какой-то полянки-перелеска. Там смогли оказать друг другу первую помощь и дождаться эвакуации.
–У нас не все смогли выйти сразу, оказались окружены, – воспоминания даются с трудом. – Один из снайперов с Камчатки оказался ранен в ногу, и оставался где-то в разрушенном селе еще более 12 суток. С ним вместе был его земляк, К. Он мог выйти ночью, как другие, но раненого не мог бросить. Так и оставался с ним эти 12 дней, приносил в ладонях воду, если в развалинах домов находил съестное – делился с ним. ВСУшники ходили, искали раненых, но К. так сумел их обоих запрятать, что не нашли. Ребята при себе держали гранату на крайний случай, но к ним смогла пробиться подмога. Так и вынесли двоих – истощенных, голодных, но живых.

– Знаешь, что меня удивляло там, – это глаза ребят, – признается Амир. – Видели всякое, и друзья погибали на руках, и тела погибших жителей после казней ВСУшиников в покинутых казармах и домах встречали, только не было страха у этих парней. Они не боялись ничего.
Амиру предстоит долгое выздоровление. Пока он в Москве, затем – реабилитация в одном из санаториев России, и только потом он вернется в Казань. Сожалеет, что вернуться назад, на Украину, уже не сможет – рука, если и восстановит свои функции, то произойдет это не раньше, чем через год.

 



Подписывайтесь на Пруфы.рф в Google News, Яндекс.Новости и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями России и Башкирии.

Если вам понравился материал, поддержите нас донатами.
Это просто и безопасно.

Только то, что важно для вас, — «Пруфы.рф» в Telegram. Подписывайтесь

ПОДЕЛИТЬСЯ












последние новости




© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика