пришлите новость

Университет как бизнес-компания: о чем мечтает ректор КФУ Ильшат Гафуров

16:15, 22 июля 2021

| c2114

Ректор Казанского федерального университета Ильшат Гафуров в интервью казанскому изданию Пруфы.рф рассказал, почему их выпускники должны сами создавать для себя рабочие места, как безболезненно удалось под крылом одного вуза объединить семь учебных заведений и чем он может гордиться за время своего руководства.  

Университет как бизнес-компания: о чем мечтает ректор КФУ Ильшат Гафуров

Планы ректора 

– Ильшат Рафкатович, задачей №1 для вашей команды сейчас является написание трека для участия в программе «Приоритет 2030». Вы уже определили его целевую модель? Вуз будет идти по пути исследовательского или территориального лидерства? И какую главную цель хотите достичь при помощи данной федеральной поддержки?  

– По внутренним уставным документам приоритет в нашем вузе, как федеральном, отдан под территориальное развитие, под которым, прежде всего, понимается Приволжский федеральный округ. В качестве целевых параметров ставим те, которые сегодня востребованы внутри страны и ориентированы на реализацию стратегических задач, определенных президентом – должны способствовать развитию конкурентоспособности России и предприятий, то есть работать на развитие страны.

С другой стороны, мы нацелены на выполнение тех KPI и тех целевых показателей, которые сегодня ставятся перед руководителями субъектов РФ. Давайте посмотрим на бюджет Татарстана. В основном расходную часть составляют образование и медицина. Дальше инфраструктурные объекты, ЖКХ и сельское хозяйство. А основной доход формируется за счет нефтехимического комплекса. Поэтому мы выстраиваем свою программу так, чтобы обеспечить конкурентоспособность в сфере образования, здравоохранения, сельского хозяйства, IТ-технологий, а также должны ориентироваться на бюджетообразующие предприятия, такие как машиностроение, нефтехимия, нефтепереработка и нефтедобыча. И речь не только о специалистах, но и о научном сопровождении и внедрении новых инновационных технологий.
Между тем университет должен иметь возможность разрабатывать собственные инновационные проекты путем создания технопарков, через которые осуществлялся бы трансфер технологий. То есть наши разработки через эти площадки транслировались бы в большой бизнес, который относится с осторожностью к каким-то рискам, и ему нужно оценить, насколько наше предложение его устраивает и насколько оно реализуемо.

КФУ_0.jpg

Фото: media.kpfu.ru

– Если брать отдельного студента, то что эта программа даст ему лично?

– Все зависит от его интересов и приоритетов. Если они совпадают с теми, которые заложены в эту программу, то он будет обучаться и работать на топовом уровне. Когда такие вопросы обсуждаются, я всегда задаюсь вопросом: «Кто является работодателем для выпускников физфака?» В советское время понимали, что их ждет работа на предприятиях, зачастую оборонного комплекса, в исследовательских институтах и академиях. 

Сегодня ситуация другая – физики и IT-ники востребованы в банковской сфере и порой зарабатывают больше, чем сотрудники с дипломом экономфака. Грань между многими предметными областями стирается. У нас в программе будет направление, которое ориентировано на индивидуализацию подготовки, поскольку бизнесу нужны специалисты, которые могут улучшить конкурентоспособность, а не просто выполнять текущую работу и довольствоваться должностью рядового инженера.
Смотрите, что мы получили, когда в качестве приоритета выбрали медицину. В 2013 году практически с нуля в вузе создали одно из мощнейших в стране научно-образовательных комплексов, куда входят научно-исследовательская лаборатория и клиника. Наши выпускники не просто медики, а медики-ученые. Много ли у нас работающих в больницах врачей занимается научной деятельностью? Не так много. А болезни сегодня развиваются очень быстро, и как показала пандемия, штамм коронавируса мутирует стремительно. Мы видим, что медицина не сразу может отвечать на те вызовы, которые появляются. 

В основном все разработки базируются на научно-исследовательских центрах, которые остались с советских времен. А университеты почти не были задействованы по одной простой причине – медицинская наука с вузов ушла в стены академических институтов. У нас в основном занимаются только подготовкой кадров. Этот разрыв произошел еще 30-е годы прошлого столетия. Я не считаю, что это было ошибкой, поскольку тогда нужно было массово готовить специалистов, и такой шаг был оправдан требованием времени. Но сейчас мы должны готовить врачей-исследователей.

Советы ректора  

– В Башкортостане ради «Приоритета-2030» объединяют Башкирский госуниверситет и Уфимский государственный авиационный университет под предлогом того, что это станет главным козырем для получения федерального финансирования. Как считаете, слияние совершенно полярных вузов поможет выбиться в лидеры и как это скажется на высшем образовании в республике?

– Начну с того, что оба университета по отдельности имеют шанс получить грант по критериям, опубликованным Минобрнауки РФ.

БашГУ и УГАТУ – сильные вузы и их объединение даст большой синергетический эффект. Этот вуз станет более конкурентоспособным за счет усиления гуманитарного направления, естественно-научного и физико-математического блоков. Узкоотраслевые вузы в будущем не будут иметь большой перспективы. Как показывает практика, они уже у себя пооткрывали гуманитарные факультеты. А слияние приведет к улучшению качества образования. Вуз должен отвечать современным требованиям, и выпускники должны быть востребованы на рынке – властью, бизнесом и обществом в целом. И тогда эти программы всегда будут финансово подкреплены.

8bbf4e1cdc8f2942d89606f1d1aeb811.jpg

– Какие есть риски?

– Их практически нет. Главное – правильно выстроить процессы внутри вуза и прислушиваться к мнению всех сотрудников. Это будет одно из лучших слияний, и при правильном менеджменте университет станет одним из лидеров в ПФО. Нужно будет найти такого человека, готового круглые сутки работать там, по крайней мере первые 2-3 года, который будет глубоко чувствовать потребности вуза, сумеет объяснить, если мнение большинства будет отличаться от требований времени. Другого пути нет, а иначе возникнут конфликты внутри коллектива. А любой конфликт – это война и всегда ведет к разрушению. В проблемный вуз ни студенты не придут, ни денег из федерации не дадут.
Сейчас мы по 3-4 часа сидим над программой «Приоритет 2030» и никто не лоббирует свои интересы, потому что это командная работа. И процесс формирования единого вуза тоже должен быть командным, и программа его развития должна быть понятна большинству. Если же специалиста заставляют ее выполнить, а он еще не понимает ее смысл, то успеха не будет. Представьте, семья выращивает цветы, и каждый ребенок принимает в этом участие. Я не думаю, что ребенок будет их рвать и растаптывать, потому что будет переживать за них как за собственность.

– Сотрудники университетов выражают опасения по поводу возможных сокращений...

– Мы в 2010 году объединили семь вузов, и у нас сокращений не произошло. Это был непростой период, я услышал много критики. Нынешнюю модель КФУ выстраивали путем обсуждений. Противники появляются тогда, когда они не понимают, зачем это делается. Есть модели выстраивания процесса по принципу: сверху вниз или снизу вверх. А есть модель, когда ты все время обсуждаешь с коллективом, и идеи выкристаллизовываются во время процесса. Когда кто-то приходит и говорит: «Я сделаю вот это и это, вас уволю и на ваши места умных приведу», то надо помнить, что любой руководитель, особенно в вузе, это человек, нанятый для реализации госзадач. Но в госзадачах нигде не написано про сокращение сотрудников, особенно в такое тяжелое экономическое время. Считаю, что процесс смены сотрудников должен быть эволюционный, а не революционный и одномоментный.

– Глава республики Радий Хабиров назвал узколобыми тех, кто против слияния БашГУ и УГАТУ. Что вы думаете об этом?

– Считаю некорректным комментировать высказывания других людей. Предпочитаю отвечать только лишь за собственные слова и поступки. Отмечу только, что люди, работающие в академической среде, посвятили науке всю свою жизнь и тоже имеют право высказать точку зрения. Преподаватели – они же как звездочки, надо с пиететом относиться к каждому из них. Тем более старая школа только отошла от эха перестройки и боится преобразований. В конце концов нужно что-то им пообещать и обязательно сдержать слово. Только в таком случае появляется вера во власть.

Мечты ректора

– Как программа отразится на плате за учебу? И какие ждать цифры приема на бюджетные места?

– Программа не подразумевает увеличение конкурса для абитуриентов. Из года в год количество бюджетных мест растет. Если в прошлом году примерно 6 тысяч бюджетных мест было, то в этом году более 7,5 тысячи. У нас львиная доля целевых мест отдана под подготовку медицинских и учительских кадров. В то же время мы увеличили места на инженерные и IT-специальности.

– Вы будете ориентировать выпускников оставаться работать в Татарстане или главное, чтобы они были хорошими специалистами, не важно, в каком регионе будут работать?

– Одним из критериев оценки университетов является трудоустройство выпускников по специальности. Это тяжело выполняемая часть работы, поскольку люди обучаются как минимум четыре года, и за это время уровень востребованности к выпускникам меняется. Поэтому мы должны подготовить специалистов, которые сумеют работать в быстро меняющемся мире.

Более 50% наших студентов из других регионов. Своей задачей видим оставить максимальное количество выпускников на республиканских предприятиях. Но для этого нужно создавать условия и возможности. Именно возможности, а не рабочие места, так как они должны самостоятельно их сформировать для себя и для своих друзей, с которыми они обучались. 
Чтобы заработали новые компании, необходимы технопарки. Мы много говорим о них, однако до сегодняшнего дня в составе университета нет ни одного технопарка, который бы выполнял эти функции. Существующие ныне в большинстве своем не ориентированы на выполнение этих задач. Республика нашла возможность отдать нам в пользование часть помещений, которые строились под WorldSkills. На сегодняшний день там пока остается много нормативных ограничений по использованию этих корпусов, но мы проводим активную работу по запуску данного проекта и надеемся, что она даст свои плоды.

– Многие вузы закрывают свои филиалы из-за сокращения количества абитуриентов и вытекающей отсюда нерентабельности. В каком состоянии филиалы КФУ, и столкнулись ли они с оттоком потенциальных студентов?

– У нас филиалы в Елабуге и Набережных Челнах, которые работают весьма неплохо. В процессе объединения филиалы в Зеленодольске и Чистополе закрыли, поскольку качество образования не было соответствующим статусу КФУ.

– Ильшат Рафкатович, вы уже 12-й год работаете ректором КФУ. Какие ставили цели в момент назначения на эту должность и каковы ваши успехи в их достижении?

– Более подробно отвечу на этот вопрос после ухода на пенсию (смеется). К тому моменту планирую выпустить книгу, и человек, который прочтет ее, увидит, как менялись взгляды, как мы отвечали на вызовы времени и критику, и как шло формирование нынешней модели университета. Самому себе давать оценку, возможно, некорректно, но скажу, что преимуществом моей команды стало то, что не было каких-то больших внутренних конфликтов, и мы смогли сформировать общую корпоративную культуру, поскольку присоединилось семь учебных заведений, и каждый нес свою историю и свое видение жизни.

000_1369.JPG

Думаю, нам удалось сформировать востребованный во всем мире вуз, который сбалансировал свой бюджет. Мне кажется, что мы изначально поставили себе правильные приоритеты, поскольку с 2010 года они не менялись. Университет для меня как бизнес-компания, которая работает в области образования и научных исследований, формируя инновационный человеческий капитал для завтрашнего дня.

– О чем вы мечтаете?

– Мечтаю, чтобы вуз всегда развивался и был востребован, чтобы наши студенты реализовывались в жизни.

ПОДЕЛИТЬСЯ










последние новости


Загрузка...

© Права защищены. 2021

Яндекс.Метрика